/sites/default/files/2021-05/r.ag-2.jpg
— Как ты пришёл в IT?

— С компьютерами я достаточно давно вожусь, наверное, ещё с первого класса, это где-то 89-90-е годы. Тогда у меня появился компьютер под названием «Импульс». Я умело загружал с кассет игрухи и тогда уже предпринял первые попытки программировать на Basic по книжке

— Прям в семь лет?

— Ну, книжка у меня была, читать я умел, видимо, настолько интересно было. Конечно, по большей части интересовали именно игры. Потом, ближе классу к 10-11, уже появился интернет. А, к тому же я был ещё нодой в FIDO. В основном это происходило по ночам — днём меня «жали» и говорили, что нельзя такое делать. Это, наверное, был первый опыт коммуникации с людьми через сеть.

Примерно тогда же, классе в 10-м я попал в Учебно-производственный комбинат. В школе у нас программирования не было, а с компами мне работать было интересно, и вот я попал в УПК. Специальность у меня была то ли оператор-программист, то ли лаборант-программист, что-то в таком духе. Преподаватель, который всё это вёл, была выпускницей факультета прикладной математики.

Тогда я толком не понимал, что вообще программисты делают. Понятно, как это на обычной работе происходит: если ты какой-нибудь бухгалтер, ты приходишь на работу и работаешь. Ну, считаешь, отчёты составляешь. А что делает программист, я не осознавал. Но тема была интересная. Так вот преподавательница рассказала, что все, кто хотят стать программистами, должны идти на прикладную математику. С этого момента я осознал, что мне нужна математика.

Я часами стоял в очередях, чтобы попасть в интернет-центр университета. Тогда же я стал понимать, что появление этих технологий стало существенно влиять на жизнь людей: стало легче находить информацию, общаться с людьми стало существенно проще. Всё это показало мне на тот момент, что IT — это важно.

На третьем курсе я уже работал разработчиком и где-то с этого момента понял, что с помощью технологий сам могу что-то делать и какую-то пользу приносить людям. Примерно в это время мы познакомились с Серёжей и даже запустили что-то вроде первого стартапа — мы разрабатывали программное обеспечение для энергетических объектов. Я начал всё это дело, а позже туда Серёжа подключился.

Наверное, это время и было моим приходом в IT. Хотя, по правде сказать, я не всё время там был…

— Мы знаем эту историю и знаем, что вы на двоих окончили три факультета, об этом послушать было бы интересно.

— Это как раз было связано с тем, что я работал в молодой компании. Это был стартап, который организовал папа моего друга-одногруппника. А у меня всегда было такое стремление погружаться и изучать, как работают системы. И на тот момент меня заинтересовало, что такое компания вообще и как в ней строится работа. Наверное, это меня и сподвигло на то, чтобы немного разобраться с экономикой.

В тот момент мне ещё было не очень интересно сидеть целый день и программировать. ПО, которое мы на тот момент делали, мне было более-менее понятно, а вот перспективы мои нет. Что дальше? Компания была устроена так, что часть какой-то стратегии она была скрыта от людей и и мне не хватало информации: «А куда мы идём? Зачем мы туда идём? А нам это нужно?». Вот здесь я начал пробовать разбираться в том, как работает бизнес, и начал я как раз с решения поступить на другой факультет. Кульминацией стало то, что я решил ещё и попробовать себя в другой профессии и пошёл работать в один известный спортивный магазин экономистом. Мои основные задачи были связаны с планированием продаж, закупок и бюджетом компании.

— Получается, что с момента окончания университета и до формирования Initlab, ты был не айтишником, а экономистом?

— На момент окончания университета я ещё был разработчиком. Где-то с 2006 по 2007 год я работал экономистом.

— Расскажи свою историю появления Initlab. Одну версию мы уже слышали.

— Мои метания от работы к работе меня утомили и перспектив особых я ни там, ни там не видел. Посмотрел изнутри на небольшой стартап и его небольшую забюрократизированность, посмотрел на компанию покрупнее, с штатом около тысячи человек и её забюрократизированность. Наверное, мне просто стало «маловато» той деятельности, ну и повторюсь про перспективы, которых не было на горизонте. Я уже примерно представлял себе, точнее, на тот момент мне казалось, что я более-менее представляю себе, как работает компания. Это было, конечно же, заблуждение.

И вот примерно в то время нас было человек 7 и мы регулярно обсуждали: «А может быть, нам что-нибудь надо открыть и заняться тем, что нам нравится делать?». Мы периодически встречались, обсуждали, что и как нужно делать, но как-то тяжело всё шло. В итоге мы с Серёжей решили, что хватит тупить и надо что-то предпринять. Ну и так как круг начал постепенно сужаться, сузился он в итоге до двух человек, которые решили, что пора. Забыл сказать, что Initlab мы открывали с моим другом Галей. Она была третьим учредителем и поначалу помогала с бухгалтерией.

По первым направлениям Initlab я не был специалистом вообще, приходилось заново всё осваивать. Но это было IT, у нас был какой-никакой бизнес-план, нам это нравилось и мы верили, что IT-аутсорсинг тема и вообще будет круто.

— Ты можешь вспомнить первые успехи и первые неудачи Initlab?

— Конечно же, первые успехи помню. Я считаю, что это была первая продажа. Мы организовали компанию, она занимается IT-аутсорсингом, то есть обслуживанием компьютеров. Это была больше моя тема, потому что Серёжа преимущественно с сайтами работал.

На одном мероприятии мы познакомились с парнем. Когда он узнал, чем мы занимаемся, он сказал: «Я бы хотел ваши услуги продавать!». И он привлёк самого первого нашего клиента, это был успех. Но надо отдать должное: это случилось через несколько месяцев после открытия Initlab.

На тот момент я продолжал работать в спортивной компании, но отпускать они меня сразу не хотели. И хотя я сказал: «Чуваки, я пошёл», меня мягко уговорили на свободный график, пока всё у нас устроится. Предложение было хорошее, я остался на частичную занятость.

Это была отличная возможность для плавного старта. До момента моего увольнения, мы уже нашли клиентов. То есть первый успех — это был первый клиент, а следующий важный этап было моё увольнение, когда клиентов прибавилось. Ну, и ещё один — это первые сотрудники.

— Сотрудники Initlab они какие и какими должны быть?

— Наверное, зависит от того, какие роли выполняют. Для меня критерий того, что человек наш, заключается в том, какие решения он принимает в ситуациях, которые нигде не описаны. То есть какими принципами он руководствуется для ситуаций, которые не регламентированы. Вот ситуация, которой не было раньше: как он будет действовать? И тот, кто будет принимать решение примерно как я, тот молодец (смеется).

— А как принимаешь решения ты?

— Так, как вынесено в ценности компании: честно, открыто, с уважаем к клиенту и с желанием дать результат. Допустим, возникает конфликт с клиентом. Один человек начнёт спорить и доказывать, в чём клиент не прав. А другой возьмёт паузу, скажет что ситуацию мы приняли, разберемся, проанализируем и дадим обратную связь. Для меня ближе второй вариант, более конструктивный. Зачем что-то доказывать, если ты не обладаешь полной информацией? С другой стороны, и клиент успокоится к моменту, когда будет информация.

— А клиент Initlab, с которым будет продуктивное сотрудничество, он какой?

— Наверное, лично для меня важно, чтобы клиент ценил наши услуги. Мы, на самом деле, продаём своё время и вернуть его никому не сможем уже никогда. И для меня важно, чтобы клиент с благодарностью пользовался нашими услугами и оплачивал наш труд по достоинству. Я понимаю, что это, возможно, звучит смешно, но это есть и это важно.

Когда ты читаешь отзывы клиента, ты в шоке от того, насколько он доволен результатом, который ты даёшь и насколько он помогает его бизнесу. Если клиенты не ценят, то что мы даём, то это вопрос: а стоит ли?

— То есть они не ценят не потому, что им не нужно, а потому что не понимают, зачем им это нужно?

— Да. Бывает, что качество, которое даёт Initlab, клиенту попросту не нужно. Иногда самому клиенту нужно измениться, чтобы наши услуги были впору. Иногда от нас просят больше, а для нас это уже отдельная услуга, а иногда может быть нужно меньше, но мы даём максимум, который стоит дороже. А человек на той стороне не понимает, зачем столько труда и денег соответственно.

— Можешь в нескольких словах описать Initlab сейчас?

— Ну, наверное так: Initlab — это в первую очередь люди, это команда. Это опыт и экспертиза.

— Сможешь представить, каким Initlab будет через 5 лет?

— Хороший вопрос. Ну, я думаю что мы будем больше, команда будет больше. И ещё хотелось бы к тому моменту создать продукт. Надеюсь, что мы сможем это сделать.

— А через 10 лет?

— Сложно сказать. Я думаю, что к тому моменту мы уже должны попробовать не международное сотрудничество, а международные продажи наших продуктов. Чтобы мы могли продавать за рубеж не только в одну страну, но в разные. Надеюсь, что Drupal не подкачает с рынком.

— А давай про тебя, какой ты вне работы. Семья, увлечения. Не мешает ли Initlab семейной жизни?

— Да нет. Я, честно говоря, стараюсь балансировать. Для меня важна семья, родители, друзья, моё духовное и профессиональное развитие, то есть я сам важен... Для меня Initlab — это большая часть жизни наверное, поэтому стараюсь, чтобы весь мой круг приоритетов получал достаточно меня, хотя бывают перекосы. То продукты тестирую по ночам, то семья скажет, что я потерялся. С детьми люблю время проводить, с сыном у нас футбол и шахматы.Так что балансирую между ценностями.

— Если бы у тебя была возможность перенестись в 2007 ты бы сделал что-то иначе или нет?

— Думаю, да. Мне понадобилось лет 7 осознать значимость маркетинга и продаж. Я может туплю конечно, но для меня это было открытием, насколько это важная история. Мне кажется, в этом плане многое можно было бы поменять.

Добавить комментарий